no more samsung apps kies root mean square velocity definition does custom rom andromax c2 old lolipop read article jailbreak iphone 3gs untetherd non mc check this out apps

В Библиотеку →  

 

 

 ... 3 4 5

 

Надо ответить еще на один важный вопрос. С чем связывает невротик свое чувство неполноценности? Когда пациент может ухватить некоторую связь только при неполноценности органов, настойчиво создающей болезненную готовность, то он постоянно теряется в догадках. Он не столько будет искать причину своей неполноценности, скажем, в нарушении секреции, сколько вообще, в целом начнет обвинять свою слабость, малый рост, уродства, небольшие размеры или аномалии гениталий, выделения, дефицит мужественности, свою принадлежность к женскому полу, женские черты физического или психического свойства, родителей, наследственность, иногда - отсутствие любви и плохое воспитание в детстве и вообще то, что он недополучил ребенком, и т. д. И его невроз, что означает в нашем понимании: обострение готовностей на аналогичном детскому фундаменте, символическое мышление, готовность ощущать и готовность к успеху - все это выразится в конкретной акции, как только пациент побоится унижения в какой-то ситуации или испытает его и обратится в бегство, Он получил, так сказать, прививку чувством неполноценности и анафилактически реагирует на любое снижение своего личностного чувства. В промедлении, колебании, сомнении и дискредитации людей, женщин, человечества, а также в любой вспышке невроза или психоза он находит убежище и защиту от огромного чувства неудовольствия, которое он мог бы испытать; от убеждения в явно ощутимой неполноценности. Таким образом нетрудно выделить и указать типичные поводы для вспышки неврозов и психозов.

I. Поиски половых различий, неясное понимание собственной половой роли, сомнение в своей мужественности обусловливают возбуждение чувства неполноценности. Ощущение в себе черт, которые считаются женскими, и их группировка, полная колебаний и сомнений апперцепция гермафродитического типа и гермафродитическая готовность. Психические элементы женской роли и готовность к ней сообщают постоянно растущую пассивность, боязливое ожидание и т. д., но вызывают мужской протест, более сильную эмоциональность (Гейманне).

II. Начало менструаций.

III. Сроки менструации.

IV. Половые сношения, мастурбация.

V. Способность к браку и супружество.

VI. Беременность.

VII. Послеродовый период и лактация.

VIII. Климакс, снижение потенции, старость.

IX. Экзамены, выбор профессии.

X. Угроза смерти и утрата близких.

Все эти периоды и события усиливают или изменяют предварительные жизненные установки. Они связаны общим ожиданием новых, обязательно социальных, явлений, к которым невротик не вполне готов из-за недостаточно сформированного социального чувства, и поэтому они всегда означают для него новую борьбу, новую опасность быть побежденным. Он тут же приступает к интенсивной защите, высшая степень которой - самоубийство. Вспышки психозов и неврозов представляют собой усиление его невротической готовности, в которой также, как правило, можно найти защитные, "заградительные" черты характера, такие как: сверхчувствительность, повышенная осторожность, вспыльчивость, педантизм, упрямство, бережливость, недовольство, нетерпение и др. Так как эти черты легко можно обнаружить, они особенно годятся для констатации прочности какого-то психогенного заболевания. Отрешенность от предстоящих требований жизни, откладывание решения жизненных проблем или поиск смягчающих обстоятельств становятся вторичной, идеальной целью, ради которой развивается эгоизм пациента, снижается интерес к другим людям.

Выше мы пришли к заключению, что чувство неуверенности есть то, что вынуждает невротика усиленно привязываться к фикциям, ориентациям, идеалам, принципам. Эти ориентации видятся и здоровому человеку.

Но для него они modus dicendi, трюк, чтобы различать верх и низ, левое и правое, хорошее и плохое, и у него хватает объективности в момент принятия решения освободиться от этих абстрактных фикций. Явления мира не настолько представляются ему в жестком противопоставлении; напротив, он всегда старается отделить свои помыслы и поступки от ирреальной ориентации и привести их в гармонию с действительностью. Тот факт, что он вообще пользуется фикциями как средством достижения цели, объясняется пригодностью фикции для жизненных расчетов. Иначе обстоит дело с невротиком, который, подобно беспомощному ребенку, еще не приспособленному к миру, подобно примитивному разуму первобытного человека, хватается за фикцию как за соломинку, гипостазирует ее, произвольно придает ей ту же цену, что и реальности, и пытается реализовать ее в мире. Но для этого она не пригодна, и еще хуже, если ее, как это бывает в психозе, возводят в догму, антропоморфизируют. "Поступай так, как будто ты пропащий, как будто ты самый великий и самый преследуемый". Символ как modus dicendi царствует в нашем языке и мышлении. Невротик принимает это буквально, а в психозе делается попытка этот символ осуществить. В своих работах о природе неврозов я постоянно придерживаюсь этой позиции и подчеркиваю ее. По счастливой случайности я познакомился с гениальным трудом Файхингера "Философия "Как будто"" - произведением, в котором вводится в научный оборот ход мыслей, хорошо знакомый мне на примере невротиков.

После того, как мы установили, что фиктивная, руководящая цель невротика есть безграничное возвышение личностного чувства, непосредственно выродившаяся в эгоистическую "волю к видимости" {Ницше), мы можем перейти к следующему этапу и рассмотреть понятийный аппарат этой жизненной проблемы. Так как в поисках половых различий почти всегда отдается предпочтение роли мужчины, то уже очень рано появляется метаморфоза соответственно противопоставлению "мужчина - женщина", что в результате оказывается для невротика конкретной формулой: я должен поступать так, как будто я совершенный мужчина (или хотел бы им стать). Чувство неполноценности и его следствия идентифицируются с ощущением женственности, которое компенсаторно включает защиту в психической надстройке, чтобы удержаться в мужской роли, и смысл невроза часто скрыт в двух основных мыслях-антагонистах: я женщина (или как женщина), а хочу быть мужчиной. Эта руководящая конечная цель создает необходимые психические жесты и готовности, что отражается в манере держаться и поступках, физическом облике и мимике. И с этими готовыми жестами, авангардом которых являются такие невротические черты характера, как честолюбие, чувствительность, недоверчивость, враждебность, себялюбие, воинственность и т. д., невротик противостоит жизни и людям, ожидая с явно повышенным напряжением, будет ли он признан мужчиной. Большую роль играет проведение "пробных показательных "Боев"; это делается, чтобы поупражняться, чтобы извлечь урок из других или подобных обстоятельств, стать осторожнее, и на примере получить в руки обманчивые, как во сне, аргументы, что он имеет право и не отважиться на главную битву, перенести арену борьбы. Сколько он при этом аранжирует, преувеличивает и обесценивает - в определенном смысле творя произвол, как при этом подтасовывает факты и старается осуществить свою фикцию - предмет особого разговора, и я излагал это в специальном разделе и в "Практике и теории индивидуальной психологии". Но тот факт, что в мужском протесте невротика скрыта исходна я компенсирующая воля к власти - которая даже переоценивает ощущения и может превратить удовольствие в неудовольствие, - объясняется теми нередкими случаями, когда прямолинейная попытка вести себя по-мужски наталкивается на значительное сопротивление и приходится пользоваться окольным путем: роль женщины ценится выше, усиливаются пассивные свойства, всплывают мазохистские, пассивно гомосексуальные влечения, с помощью которых пациент надеется приобрести власть над мужчинами и женщинами, короче говоря: мужской протест пользуется женскими средствами. А то, что этот трюк диктуется волей к власти, проистекает из остальных невротических черт, изо всех сил добивающихся господства и превосходства. Но такая апперцепция по шаблону мужское-женское привносит в невроз сексуальный жаргон, который можно понять символически и распространить, и эротика оттесняется в какое-нибудь направление, отвечающее сущности индивида..

Параллельным или доминирующим способом апперцепции является у невротиков пространственное противопоставление "верх-низ". Этой примитивной попытке ориентироваться, которую невротик обостряет и акцентирует, также находятся аналогии у примитивных народов. Но если мужской принцип легко идентифицируется с полноценностью, то относительно тождественной идентификации понятия "верх" мы можем только догадываться. Существует некоторая вероятность, что имеется в виду ценность и значимость головы, находящейся наверху, в противопоставлении к ногам. Еще более важным кажется мне то, что оценка понятия "верх" и его тождественность с полноценностью происходит из страстного желания людей возвыситься, взлететь, то есть совершить невозможное. Универсальные мечты человечества о полете и его стремления в этом направлении, пожалуй, подтверждают это предположение. Тот факт, что при половом контакте понятие "верх" непосредственно сливается с мужским принципом, несомненно тоже имеет значение.

Усиление фикции в неврозе является причиной концентрации внимания на тех точках зрения, которые нервозный человек считает важными. Благодаря этому происходит сужение поля зрения, что является моторной и психической готовностью.

Одновременно вступает в действие усиленный невротический характер, который проводит защиту, входит в соприкосновение с враждебными силами и, далеко распространяясь во времени и пространстве, будучи вторичной ориентацией на осторожность, дает толчок воле к власти. В конечном счете невротический припадок, сопоставимый с борьбой за власть, имеет задачей не допустить дискредитации личностного чувства и отодвинуть, полагать недостижимым решение о личной значимости.

Наблюдая в действии нападающего или потерпевшего, невротик получает впечатление, что жизнь особенно враждебна. Его включение в социум встречает препятствия; профессия, общество и любовь не отвечают его позиции борца, чаще всего он застенчиво их обходит или в лучшем случае воспринимает как игровую площадку для честолюбивого упоения своей властью. Глубоко пессимистическое мировоззрение и человеконенавистничество лишают невротика всех радостей полноправного участника игры. Настрой "хотеть - и взять!" заполняет его целиком, отравляет недовольством и заставляет всегда думать только о себе и никогда - о других.

Итак, из конституциональной неполноценности и из действующих подобно ей факторов детства вырастает чувство неполноценности, которое требует компенсации в смысле повышения личностного чувства. При этом фиктивная конечная цель стремления к власти приобретает огромное влияние и оттягивает все психические силы в своем направлении. Рожденная защитной тенденцией, эта цель организует психические установки для целей защиты, среди которых невротический характер, так же как и функциональный невроз, выделяются как поразительные трюки. Управляющая фикция имеет простую, инфантильную схему и оказывает влияние на апперцепцию и механизм памяти. В мире, который кажется враждебным, усиливается интерес к собственной персоне, убывает интерес к другим людям.

 

 ... 3 4 5

 

 психология психоанализ психотерапия