В Библиотеку →  

 

 

 ... 33 34 35 36 37 ... 

 

4. Относительность символа

а) Поклонение женщине и поклонение душе

Принцип христианского соединения противоположностей есть поклонение Богу; в буддизме - поклонение самому себе, своей самости (саморазвитие); у Гете и Шпиттелера мы видим, что разрешающий принцип определяется как поклонение душе, символически выраженное в поклонении женщине. В этом заключается, с одной стороны, современный, индивидуалистический принцип, с другой же - примитивный, полидемонистический принцип, указывающий не только каждому племени, но и каждому роду, каждой семье и даже каждому индивиду его собственное религиозное начало.

Средневековый оригинал Фауста потому имеет совершенно особенное значение, что у колыбели современного индивидуализма действительно стоит средневековый элемент. Началось это, как мне кажется, с поклонения женщине, что значительно укрепило мужскую душу как психологический фактор; ибо поклонение женщине имело в виду поклонение душе. Нигде это не выражено прекраснее и полнее, как в "Божественной комедии" Данте.

Данте - духовный рыцарь своей дамы; ради нее он переживает приключения низшего и высшего мира. И в этом героическом труде образ ее возвышается для него до потусторонней, мистической фигуры Богоматери, фигуры, отрешившейся от объекта и ставшей благодаря этому олицетворением чисто психологического фактора, а именно тех бессознательных содержаний, персонификацию которых я называю анимой. В XXXIII песне Рая, в молитве Бернарда, мы находим этот венец психического развития Данте:

1. О Дева-Мать, дочь Сына Своего! Смиренная,

возвышена Ты более,

Чем всякое другое существо!

4. Ты цель конечная верховной воли;

Тобою род наш так облагорожен,

Что сам Творец возжаждал нашей доли.

к развитию Данте относятся также стих 22 и последующие:

Сей муж из бездны, больше всех глубокой,

В сии круги поднялся с перстью дольной,

Их счастьем порознь упоивши око.

И ныне молит - силы дать довольно,

Да - милостью Твоей - он хоть однажды

До радости взлетит первопрестольной.

стих 31 и дальше:

Рассей же в нем все смертности туманы,

Дабы, очищен, мог он насладиться

Верховнейшим блаженством невозбранно.

и дальше:

Восторжествуй над плотью в бореньи!

Пусть сонм святой сольется весь - о том,

Со мной и Беатриче, в сем моленьи! То обстоятельство, что Данте говорит здесь устами св. Бернарда, указывает на преобразование и возвышение его собственного существа. Ведь такое же превращение происходит и в Фаусте, который восходит от Маргариты к Елене, а от нее к Богоматери и, несколько раз изменяя свое существо путем фигуральной смерти, достигает, в качестве "доктора Мариануса", высочайшей цели. В его лице Фауст обращает свою молитву к Деве-Матери:

О владычица моя!

В сфере поднебесной,

В тайне пусть увижу я

Образ твой чудесный!

О, дозволь, чтоб муж душой

Строгой умилился,

Чтобы, полн любви святой,

Весь к тебе стремился!

Исполняем, полны сил,

Мы твои веленья;

Ты огня смиряешь пыл

Словом примиренья.

Дева чистая душой,

Матерь перед нами

И царица над землей,

Равная с богами.

и далее:

Каясь, нежные вы к ней

Взоры устремите,

За блаженство ваше ей

Благодарность шлите.

Что велишь, готов свершать.

Всякий дух спасенный:

О, царица-дева-мать,

Будь к нам благосклонной!

В связи с этим необходимо указать и на замечательные символические атрибуты Пресвятой Девы в Литании Лорето

Матерь любезная,

Матерь чудесная,

Матерь благого совета.

Зерцало справедливости,

Лоно премудрости,

Источник нашей радости.

Сосуд духовный,

Сосуд почитания,

Сосуд совершенный благочестия.

Роза мистическая,

Башня Давидова,

Башня из слоновой кости.

Дом золотой,

Завета ковчег,

Врата в небеса,

Утренняя звезда.

(Missale Romanum.)

Эти атрибуты обнаруживают функциональное значение образа Девы-Матери; они показывают, как душевный образ (анима) действует на сознательную установку, а именно как сосуд благочестия и поклонения, источник премудрости и обновления.

 

 ... 33 34 35 36 37 ... 

 

 психология психоанализ психотерапия