В Библиотеку →  

 

 

1 2

 

Джейкоб Арлоу - "Некоторые технические проблемы контрпереноса"

 

В процессе психоаналитического взаимодействия существуют определенные моменты, способствующие возникновению контрпереноса. Один из таких моментов - устойчивая идентификация аналитика с пациентом, возникающая как результат общности бессознательных фантазий. Следует упомянуть также латентные и недостаточно проработанные личные конфликты аналитика, из-за которых рабочий материал активно стимулирует возникновение у него собственных воспоминаний. И, наконец, аналитический сеттинг как таковой обладает способностью провоцировать широкий диапазон контрпереносных реакций. Особого внимания заслуживают интервенции аналитика, по сути являющиеся попытками скрыть от себя самого и от пациента последствия подобного конфликта. Имеется множество признаков, по которым аналитик способен догадаться о том, что в его работу вмешивается контрперенос.

Существуют серьезные разногласия по вопросу о том, какие именно явления следует объединять под рубрикой "контрперенос". Моя собственная точка зрения наиболее близка к той, которая в свое время была выражена Annie Reich (1951): "Контрперенос … это влияние личных бессознательных конфликтов и потребностей аналитика на его понимание или технику. В подобных случаях пациент олицетворяет для аналитика объект из прошлого, на который вновь проецируются давние чувства и желания, подобно тому, как это происходит в ситуации переноса у пациента. Провоцирующим фактором здесь может оказаться отдельная особенность личности или рабочего материала пациента, либо что-то в аналитической ситуации как таковой (с.26).

Данное определение описывает контрперенос в узком смысле этого понятия. В другой своей работе Annie Reich (1960) отмечала: "Одним из наиболее распространенных заблуждений является попытка уравнять контрперенос и общую, тотальную реакцию аналитика на пациента; иначе говоря, попытка включить в понятие "контрперенос" все сознательные реакции аналитика, его ответные реакции и способы поведения. Было бы ошибкой называть "переносом" все, что возникает у пациента в отношении его аналитика за время терапии, не проводя различия между проявлениями бессознательных стремлений с одной стороны и подчиненным принципу реальности, сознательным поведением или наблюдениями с другой. Аналитик для пациента, равно как и пациент для аналитика, есть совершенно реальный объект, а не только объект переноса либо контрпереноса. Аналитик должен испытывать определенную (не преследующую, однако, конкретной цели) объектно-либидинальную заинтересованность в пациенте, являющуюся предпосылкой эмпатии. Сознательные реакции следует рассматривать как контрперенос лишь в том случае, когда они характеризуются необычайной интенсивностью либо тесно связаны с неуместными сексуальными или агрессивными чувствами, что указывает на связь с бессознательными инфантильными влечениями (с.389-390)".

Поскольку в данной дискуссии основное ударение делается на обсуждении клинического материала, я постараюсь сократить общие рассуждения до небольшого числа утверждений, которые кому-то могут показаться догматическими. В психоаналитическом взаимодействии существует несколько ситуаций, способствующих возникновению контрпереноса у индивидов, к этому предрасположенных. Первая из вышеупомянутых ситуаций возникает в случае, когда аналитик идентифицируется с пациентом, т.е. устойчивые бессознательные фантазии и желания аналитика совпадают с бессознательными фантазиями и желаниями пациента. Необходимо тонко различать эмпатию и контрперенос (Бирз и Арлоу, 1974). Как эмпатия, так и контрперенос связаны с пациентом. В случае эмпатии идентификация заключается в том, что аналитик на непродолжительный период времени разделяет с пациентом производные бессознательных фантазий и желаний последнего. В случае нормального развития событий за этим следует разрушение идентификации и сепарация от пациента. Опыт приобщения к переживаниям пациента, являющимся производными от бессознательных фантазий, помогает нам обнаружить неосознаваемые им бессознательные конфликты (Арлоу, 1979). В случае контрпереноса, однако, аналитик задерживается на стадии идентификации с пациентом. Вследствие этого у него обнаруживается тенденция втягиваться в конфликт, подобный тому, который переживает пациент. Аналитик, поглощенный конфликтом и всеми его превратностями, склонен к отреагированию вовне либо защитному реагированию. Многим не удается увидеть различие между переходной идентификацией, характерной для эмпатии, и устойчивой идентификацией, приводящей к контрпереносу. Осознав факт существования подобного смешения понятий, я однажды сказал: эмпатия одного человека - это контрперенос другого.

Последствия устойчивой контрпереносной идентификации могут быть различными. Классическое "слепое пятно", т.е. несогласие либо неспособность понимать рабочий материал, является лишь одной из форм контрпереносной реакции, и, судя по моему опыту, далеко не самой типичной. В действительности здесь происходит следующее: аналитик не желает, чтобы материал пациента напоминал ему о собственных бессознательных конфликтах. Вследствие этого рабочие интерпретации оказываются неудачными либо несвоевременными, а нежелание работать подвергается рационализации. Вдобавок существует тенденция уводить пациента от работы с производными его бессознательного конфликта путем особого рода вмешательств, направляющих внимание к другим элементам в материале. Характерны также морализаторская позиция и осуждение в пациенте того, что не способен принять сам аналитик.

Вторая форма контрпереносных нарушений связана с природой материала, принесенного пациентом в анализ. Материал может спровоцировать в аналитике фантазии и желания, которые не обязательно будут тождественны бессознательным желаниям пациента. Возможно дополнение, как например в случае, когда пациент жаждет быть исцеленным, а аналитик желает исцелять. В случае, если в психике аналитика действует сильный неразрешенный конфликт, даже материал, который второстепенен по отношению к центральному конфликту пациента, может оказывать стимулирующее влияние на контрперенос аналитика. И, наконец, существует третья разновидность, где какая-то деталь психоаналитической ситуации как таковой оказывается непосредственно связаной с конфликтом аналитика. Ранее упомянутое желание исцелять может быть хорошей иллюстрацией для такого рода случаев. Аналитическая ситуация тогда превращается в театр, где аналитик, не осознавая того, может разыгрывать особую роль перед глазами восторженных зрителей, используя работу как возможность продемонстрировать свою эрудицию или испытать свои способности. С другой стороны, аналитик может играть и роль восторженного зрителя, бессознательно идентифицируясь с пациентом. Атмосфера аналитической ситуации, лежащий пациент, инертность пациента и \ или самого аналитика могут стимулировать бессознательные желания, связанные с пассивностью, мазохизмом и т.п.

Исходя из своего опыта я могу сделать вывод, что ситуации первого типа - т.е. устойчивая контрпереносная идентификация -являются наиболее распространенными. Для того, чтобы проиллюстрировать этот процесс, позвольте привести один из ранее опубликованных мною примеров (Arlow, 1963). Материал был получен в ходе супервизии аналитического кандидата, чьим пациентом был молодой гомосексуальный мужчина-алкоголик. Характерной особенностью поведения пациента были попытки путем демонстрации покорности снискать расположение сильного мужчины, которым пациент восхищался и чью мощь он желал обрести в акте феллации. Он принадлежал к типу гомосексуальных пациентов, описанному Nunberg (1938) и A.Freud (1952). Личности этого типа позволяют сосать свой пенис, однако на уровне фантазий идентифицируются с сосущим, фантазируя о кастрации могущественного мужчины. В данном случае конфликт желаний привел к множеству вредных торможений. Механизм, лежавший в основании перверсивных стремлений проявился в сновидении пациента, о котором его терапевт доложил в рамках супервизионной сессии. В сновидении пациент лежит на кушетке. Вдруг он оборачивается чтобы предложить терапевту сигарету. Аналитик испытывал определенные затруднения в работе с пациентом и данное сновидение привело его в замешательство. Рассказывая мне о том, что пациент обернулся, чтобы предложить ему сигарету, кандидат сам достал сигарету и, отлично зная о том, что я не курю, протянул мне распечатанную пачку со словами "Хотите сигарету"?

Суть затруднений, возникших у кандидата в работе с конкретным сновидением в частности, и с этим пациентом в целом, может быть понята благодаря данному эпизоду отреагирования. Аналитик идентифицировался с пациентом и вследствие идентификации обнаружил наиболее вероятный источник контрпереносных затруднений - возможность того, что его собственные проблемы аналогичны проблемам пациента.

 

1 2

 

 психология психоанализ психотерапия

Описание визитки с тиснением здесь. | http://service-garant.kz/ купить кондиционеры в алматы.