В Библиотеку →  

 

 

1 2 3 4 5 ... 

 

Зигмунд Фрейд - "Анализ фобии пятилетнего мальчика"

 

Введение

Болезнь и излечение весьма юного пациента, о которых я буду говорить ниже, строго говоря, наблюдались не мной. Хотя в общем я и руководил лечением и даже раз лично принимал участие в разговоре с мальчиком, но само лечение проводилось отцом ребенка, которому я и приношу свою благодарность за заметки, переданные им мне для опубликования. Заслуга отца идет еще дальше; я думаю, что другому лицу вообще не удалось бы побудить ребенка к таким признаниям; без знаний, благодаря которым отец мог истолковывать показания своего пятилетнего сына, нельзя было бы никак обойтись, и технические трудности психоанализа в столь юном возрасте остались бы непреодолимыми. Только совмещение в одном лице родительского и врачебного авторитета, совпадение нежных чувств с научным интересом сделало здесь возможным использовать метод, который в подобных случаях вообще вряд ли мог бы быть применим. Но особенное значение этого наблюдения заключается в следующем. Врач, занимающийся психоанализом взрослого невротика, раскрывающий слой за слоем психические образования, приходит, наконец, к известным предположениям о детской сексуальности, в компонентах которой он видит движущую силу для всех невротических симптомов последующей жизни. Я изложил эти предположения в опубликованных мною в 1905 году "Трех очерках по теории сексуальности". И я знаю, что для незнакомого с психоанализом они покажутся настолько же чуждыми, насколько для психоаналитика неопровержимыми. Но и психоаналитик должен сознаться в своем желании получить более прямым и коротким путем доказательства этих основных положений. Разве невозможно изучить у ребенка, во всей свежести, те его сексуальные побуждения и желания, которые мы у взрослого с таким трудом должны извлекать из под многочисленных наслоений? Тем более что по нашему убеждению, они составляют конституциональное достояние всех людей и только у невротика оказываются усиленными или искаженными.

С этой целью я уже давно побуждаю своих друзей и учеников собирать наблюдения над половой жизнью детей, которая обыкновенно по тем или другим причинам остается незамеченной или скрытой. Среди материала, который, благодаря моему предложению, попадал в мои руки, сведения о маленьком Гансе заняли выдающееся место. Его родители, оба мои ближайшие приверженцы, решили воспитать своего первенца с минимальным принуждением, какое безусловно требуется для сохранения добрых нравов. И так как дитя развилось в веселого, славного и бойкого мальчишку, попытки воспитать его без строгостей, дать ему возможность свободно расти и проявлять себя привели к хорошим результатам. Я здесь воспроизвожу записки отца о маленьком Гансе, и, конечно, я всячески воздержусь от искажения наивности и искренности, столь обычных для детской, не соблюдая ненужные условности.

Первые сведения о Гансе относятся ко времени, когда ему еще не было полных трех лет. Уже тогда его различные разговоры и вопросы обнаруживали особенно живой интерес к той части своего тела, которую он на своем языке обычно называл Wiwimacher. Так, однажды он задал своей матери вопрос:

Ганс: "Мама, у тебя есть Wiwimacher?"

Мать: "Само собой разумеется. Почему ты спрашиваешь?"

Ганс: "Я только подумал".

В этом же возрасте он входит в коровник и видит, как доят корову. "Смотри,- говорит он,- из Wiwimacher'a течет молоко".

Уже эти первые наблюдения позволяют ожидать, что многое, если не большая часть из того, что проявляет маленький Ганс, окажется типичным для сексуального развития ребенка. Я уже однажды указывал, что не нужно приходить в ужас, когда находишь у женщины представление о сосании полового члена. Это непристойное побуждение довольно безобидно по своему происхождению, так как представление о сосании связано в нем с материнской грудью, причем вымя коровы выступает здесь опосредствующим звеном, ибо по природе это - грудная железа, а по виду и положению своему - пенис. Открытие маленького Ганса подтверждает последнюю часть моего предположения.

В то же время его интерес к Wiwimacher'y не исключительно теоретический. Как можно предполагать, у него также имеется стремление прикасаться к своему половому органу. В возрасте 0 /2 года мать застала его держащим руку на пенисе. Мать грозит ему: "Если ты это будешь делать, я позову д ра А., и он отрежет тебе твой Wiwimacher. Чем же ты тогда будешь делать wiwi?"

Ганс: "Моим роро". Тут он отвечает еще без сознания вины, не приобретает ори этом "кастрационный комплекс", который так часто можно найти при анализе невротиков, в то время как они все протестуют против этого. О значении этого элемента в истории развития ребенка можно было бы сказать много весьма существенного. Кастрационный комплекс оставил заметные следы в мифологии (и не только в греческой).

Я уже говорил о роли его в "Толковании сновидений" и в других работах.

Почти в том же возрасте (З1/2 года) он возбужденно и с радостью кричит: "Я видел у льва Wiwimacher".

Большую часть значения, которое имеют животные в мифах и сказках, нужно, вероятно, приписать той откровенности, с которой они показывают любознательному младенцу свои половые органы и их сексуальные функции. Сексуальное любопытство нашего Ганса не знает сомнений, но оно делает его исследователем и дает ему возможность правильного познания.

В 3/4 года он видит на вокзале, как из локомотива выпускается вода. "Локомотив делает wiwi. А где его Wiwimacher?"

Через минутку он глубокомысленно прибавляет: "У собаки, у лошади есть Wiwimacher, а у стола и стула - нет". Таким образом, он установил существенный признак для различия одушевленного и неодушевленного.

Любознательность и сексуальное любопытство, по видимому, тесно связаны между собой. Любопытство Ганса направлено преимущественно на родителей.

Ганс, 33/4 года: "Папа, и у тебя есть Wiwimacher?"

Отец: "Да, конечно".

Ганс: "Но я его никогда не видел, когда ты раздевался".

В другой раз он напряженно смотрит на мать, когда та раздевается на ночь. Она спрашивает: "Чего ты так смотришь?"

Ганс: "Я смотрю только, есть ли у тебя Wiwimacher?"

Мать: "Конечно. Разве ты этого не знал?"

Ганс: "Нет, я думал, что так как ты большая, то и Wiwimacher у тебя как у лошади".

Заметим себе это ожидание маленького Ганса. Позже оно получит свое значение.

Большое событие в жизни Ганса - рождение его маленькой сестры Анны - имело место, когда Гансу было как раз 3'/2 года (апрель 1903 - октябрь 1906 г.). Его поведение при этом непосредственно отмечено отцом: "В 5 ч утра, при начале родовых болей, постель Ганса переносят в соседнюю комнату. Здесь он в 7 ч просыпается, слышит стоны жены и спрашивает: "Чего это мама кашляет?" - И после паузы: "Сегодня, наверно, придет аист".

Конечно же, ему в последние дни часто говорили, что аист принесет мальчика или девочку, и он совершенно правильно ассоциирует необычные стоны с приходом аиста.

Позже его приводят на кухню. В передней он видит сумку врача и спрашивает: "Что это такое?" Ему отвечают: "Сумка". Тогда он убежденно заявляет: "Сегодня придет аист". После родов акушерка входит на кухню и заказывает чай. Ганс обращает на это внимание и говорит: "Ага, когда мамочка кашляет, она получает чай". Затем его зовут в комнату, но он смотрит не на мать, а на сосуды с окрашенной кровью водой и с некоторым смущением говорит: "А у меня из Wiwimacher'a никогда кровь не течет".

Все его замечания показывают, что он приводит в связь необычное в окружающей обстановке с приходом аиста. На все он смотрит с усиленным вниманием и с гримасой недоверия. Без сомнения, в нем прочно засело первое недоверие по отношению к аисту.

Ганс относится весьма ревниво к новому пришельцу, и, когда последнего хвалят, находят красивым и т. д., он тут же презрительно замечает: "А у нее зато нет зубов" . Дело в том, что, когда он ее в первый раз увидел, он был поражен, что она не говорит, и объяснил это тем, что у нее нет зубов. Само собой разумеется, что в первые дни на него меньше обращали внимания, и он заболел ангиной. В лихорадочном бреду он говорил: "А я не хочу никакой сестрички!"

Приблизительно через полгода ревность его прошла и он стал нежным, но уверенным в своем превосходстве братом .

"Несколько позже (через неделю) Ганс смотрит, как купают его сестрицу, и замечает: "A Wiwimacher у нее еще мал",- и как бы утешительно прибавляет: "Ну, когда она вырастет - он станет больше" .

 

1 2 3 4 5 ... 

 

 психология психоанализ психотерапия

Перчатки с подогревом pekatherm gu920s отзывы http://redlaika.ru/.