В Библиотеку →  

 

 

 ... 6 7 8 9 10 ... 

 

В других случаях - гораздо более значительных - к обмолвке и даже к замене задуманного слова прямой его противоположностью вынуждает самокритика, внутренний протест против собственных слов. В таких случаях с удивлением замечаешь, как измененный таким образом текст какого либо уверения парализует его силу и ошибка в речи вскрывает неискренность сказанного . Обмолвка становится здесь мимическим орудием выражения - нередко, правда, таким орудием, которым выражаешь то, чего не хотелось сказать, которым выдаешь самого себя. Когда, например, человек, который в своих отношениях к женщине не питает склонности к так называемым нормальным сношениям, вмешивается в разговор о девушке, известной своим кокетством, со словами: "Im Umgang mit mir wurde sie sich das Koepolieren schon abgewohnen" (вместо Kokepolieren - "со мной она бы уже отвыкла от кокетства"), то несомненно, что только влиянию слова koitieren (от coitus) и можно приписать такое изменение предполагаемого Kokepolieren.

Случайно складывающиеся удачные комбинации слов дают примеры обмолвок, играющие роль прямо таки убийственных разоблачений, а иной раз производящие прямо таки комический эффект.

Таков, например, случай, наблюдавшийся и сообщенный доктором Рейтлером. Одна дама говорит другой восхищенным тоном:

"Diesen neuen reizenden Hut haben Sie wohl sich selbst aufgepatzt?" ("Эту прелестную новую шляпу вы, вероятно, сами обделали (вместо "отделали"-aufgeputzt)?") Задуманную похвалу пришлось прервать, ибо тайная критическая мысль о том, что "украшение шляпы" (Hutaufputz). - просто нашлепка (Patzerei), выразилась в досадной обмолвке слишком ясно, чтобы приличествующее случаю выражение восторга могло еще быть принято всерьез.

Или следующий случай, который наблюдал доктор Макс Граф:

"В общем собрании общества журналистов "Конкордия" молодой член общества, постоянно нуждающийся в деньгах, держит резко оппозиционную речь и в возбуждении говорит: "Die Herren Vorschu?mitglieder" (вместо Vorstands- или Ausschu?mitglieder-члены правления; Vorschu? - ссуда). Члены правления уполномочены выдавать ссуды, и от молодого оратора уже поступило прошение о ссуде".

Курьезное впечатление производит обмолвка в том случае, когда она подтверждает что либо, что пациент оспаривает и что было бы желательно установить врачу в его психоаналитической работе. У одного из моих пациентов мне случилось раз заняться истолкованием сновидения, в котором встречалось имя Jauner. Пациент знал лицо, носящее такое имя, но почему оно оказалось в связи данного сновидения, невозможно было найти, и я решился на предположение, не было ли это вызвано сходством данного имени с бранным словом Gauner (мошенник). Пациент поспешно и энергично запротестовал, но при этом опять обмолвился и этой обмолвкой только подтвердил мое предположение, так как произвел вторично ту же самую замену звуков. Его ответ гласил: "Das erscheint mir doch zu jewagt" - вместо gewagt ("Мне кажется это слишком рискованным"). Когда я обратил его внимание на эту обмолвку, он согласился с моим толкованием.

Когда такого рода обмолвка, превращающая задуманное в его прямую противоположность, случается в серьезном споре, это тотчас же понижает шансы спорящего, и противник редко упускает случай использовать улучшившуюся для него ситуацию.

Прекрасный пример обмолвки, имеющей целью не столько выдать самого говорящего, сколько послужить ориентиром для постороннего слушателя, мы находим в шиллеровском "Валленштейне" ("Пикколомини", действие 1, явление 5); она показывает нам, что поэт, употребивший это средство, хорошо знал механизм и смысл обмолвок. Макс Пикколомини в предыдущей сцене горячо выступает в защиту герцога и восторженно говорит о благах мира, раскрывшихся перед ним, когда он сопровождал дочь Валленштейна в лагерь. Он оставляет своего отца и посланника двора Квестенберга в полном недоумении. И затем 5 явление продолжается так:

Квестенберг:

О горе нам! Вот до чего дошло!

Друг, неужели в этом заблужденье

Дадим ему уйти, не позовем

Сейчас назад, и здесь же не откроем

Ему глаза?

Октавио (возвращаясь из глубокой задумчивости).

Мне он открыл глаза.

И то, что я увидел, - не отрадно.

Квестенберг:

Что ж это, друг?

Октавио:

Будь проклята поездка.

Квестенберг:

Как? Почему?

Октавио:

Идемте! Должен я

Немедленно ход злополучный дела

Сам проследить, увидеть сам… Идемте!

(Хочет его вести.)

Квестенберг:

Зачем? Куда? Да объясните!

Октавио (поспешно):

К ней!

Квестенберг:

К ней?

Октавио (поправляется):

К герцогу! Идем .

Эта маленькая обмолвка "к ней" вместо "к нему" должна показать нам, что отец прозрел мотив пристрастности сына, в то время как придворный жалуется, что "он говорит с ним сплошь загадками".

Изложенный здесь взгляд на обмолвки выдерживает испытание даже на мельчайших примерах. Я неоднократно имел возможность показать, что самые незначительные и самые естественные случаи обмолвок имеют свое основание и допускают ту же разгадку, что и другие, более бьющие в глаза примеры. Пациентка, которая вопреки моему желанию, упорствуя в своем намерении, решается предпринять кратковременную поездку в Будапешт, оправдывается передо мной тем, что ведь она едет всего на три дня; но оговаривается и говорит: всего на три недели. Отсюда ясно, что она предпочла бы назло мне остаться вместо трех дней на три недели в обществе, которое я считаю для нее неподходящим.

Раз вечером я хочу оправдать себя в том, что не зашел за женой в театр, и говорю: я был 10 минут 11 го (10 minuten nасh 10 Uhr) у театра. Меня поправляют: ты хочешь сказать - без десяти десять (10 minuten vоr 10 Uhr). Разумеется, я хотел сказать: без десяти десять. Ибо 10 минут 11 го - это уже не было бы оправданием. Мне сказали, что на афише было обозначено: окончание в исходе 10 го часа. Когда я подошел к театру, в вестибюле было уже темно, театр - пуст. Спектакль, очевидно, кончился раньше, и жена не ждала меня. Когда я посмотрел на часы, было без пяти десять. Я решил, однако, изобразить дома дело в более благоприятном виде и сказать, что было без десяти десять. Обмолвка испортила все дело и вскрыла мою неискренность: она заставила меня признать больше, чем это даже требовалось.

Мы подходим здесь к тем видам нарушений речи, которые уже нельзя отнести к обмолвкам, так как они искажают не отдельное слово, а общий ритм и изложение; таково бормотание и заикание от смущения. Но и здесь в нарушении речи сказывается внутренний конфликт. Я положительно не верю, чтобы кто нибудь мог обмолвиться на аудиенции у государя, или при серьезном объяснении в любви, или в защитительной речи перед судом присяжных, когда дело идет о чести и добром имени, - словом, во всех тех случаях, когда, по меткому немецкому выражению, человек "весь присутствует". Даже при оценке стиля писателя мы имеем все основания - и привыкли к этому - руководствоваться тем же принципом, без которого мы не можем обойтись при выяснении отдельных погрешностей речи. Ясная и недвусмысленная манера писать показывает нам, что и мысль автора здесь ясна и уверенна, и там, где мы встречаем вымученные, вычурные выражения, пытающиеся сказать несколько вещей сразу, мы можем заметить влияние недостаточно продуманной, осложняющей мысли или же заглушенный голос самокритики.

 

 ... 6 7 8 9 10 ... 

 

 психология психоанализ психотерапия