В Библиотеку →  

 

 

 ... 8 9 10 11 12 ... 

 

10 апреля я стараюсь продолжить вчерашний разговор и хочу узнать, что означает "из за лошади". Ганс не может этого вспомнить; он знает только, что утром несколько детей стояли перед воротами и выкрикивали: "из за лошади", "из за лошади". Он сам тоже стоял там. Когда я становлюсь настойчивее, он заявляет, что дети вовсе не говорили "из за лошади" и что он неправильно вспомнил.

Я: "Ведь вы часто бывали также в конюшне и, наверное, говорили о лошади?" - "Мы ничего не говорили".- "А о чем же вы разговаривали?" - "Ни о чем".- "Вас было столько детей, и вы ни о чем не говорили?" - "Кое о чем мы уже говорили, но не о лошади".- "А о чем?" - "Я теперь уже этого не знаю".

Я оставляю эту тему, так как очевидно, что сопротивление слишком велико , и спрашиваю: "С Бертой ты охотно играл?"

Он: "Да, очень охотно, а с Ольгой - нет; знаешь, что сделала Ольга? Грета наверху подарила мне раз бумажный мяч, а Ольга его разорвала на куски. Берта бы мне никогда его не разорвала. С Бертой я очень охотно играл".

Я: "Ты видел, как выглядит Wiwimacher Берты?"

Он: "Нет, я видел Wiwimacher лошади, потому что я всегда бывал в стойле".

Я: "И тут тебе стало интересно знать, как выглядит Wiwimacher у Берты и у мамы?"

Он: "Да".

Я напоминаю ему его жалобы на то, что девочка всегда хотела смотреть, как он делает wiwi.

Он: "Берта тоже всегда смотрела (без обиды, с большим удовольствием), очень часто. В маленьком саду, там, где посажена редиска, я делал wiwi, а она стояла у ворот и смотрела".

Я: "А когда она делала wiwi, смотрел ты?"

Он: "Она ходила в клозет".

Я: "А тебе становилось интересно?"

Он: "Ведь я был внутри, в клозете, когда она там была".

(Это соответствует действительности: хозяева нам это раз рассказали, и я припоминаю, что мы запретили Гансу делать это.)

Я: "Ты ей говорил, что хочешь пойти?"

Он: "Я входил сам и потому, что Берта мне это разрешила. Это ведь не стыдно".

Я: "И тебе было бы приятно увидеть Wiwimacher?"

Он: "Да, но я его не видел".

Я напоминаю ему сон в Гмундене относительно фантов и спрашиваю: "Тебе в Гмундене хотелось, чтобы Берта помогла тебе сделать wiwi?"

Он: "Я ей никогда этого не говорил".

Я: "А почему ты этого ей не говорил?"

Он: "Потому что я об этом никогда не думал (прерывает себя). Когда я обо всем этом напишу профессору, глупость скоро пройдет, не правда ли?"

Я: "Почему тебе хотелось, чтобы Берта помогла тебе делать wiwi?"

Он: "Я не знаю. Потому что она смотрела".

Я: "Ты думал о том, что она положит руку на Wiwimacher?" Он: "Да. (Отклоняется.) В Гмундене было очень весело. В маленьком саду, где растет редиска, есть маленькая куча песку, там я играл с лопаткой". (Это сад, где он делал wiwi.)

Я: "А когда ты в Гмундене ложился в постель, ты трогал рукой Wiwimacher?"

Он: "Нет, еще нет. В Гмундене я так хорошо спал, что об этом еще не думал. Только на прежней квартире и теперь я это делал".

Я: "А Берта никогда не трогала руками твоего Wiwimacher'a?"

Он: "Она этого никогда не делала, потому что я ей об этом никогда не говорил".

Я: "А когда тебе этого хотелось?"

Он: "Кажется, однажды в Гмундене".

Я: "Только один раз?"

Он: "Да, чаще".

Я: "Всегда, когда ты делал wiwi, она подглядывала,- может, ей было любопытно видеть, как ты делаешь wiwi?"

Он: "Может быть, ей было любопытно видеть, как выглядит мой Wiwimacher?"

Я: "Но и тебе это было любопытно, только по отношению к Берте?"

Он: "К Берте и к Ольге".

Я: "К кому еще?"

Он: "Больше ни к кому".

Я: "Ведь это неправда. Ведь и по отношению к маме?"

Он: "Ну, к маме, конечно".

Я: "Но теперь тебе больше уже не любопытно. Ведь ты знаешь, как выглядит Wiwimacher Анны?"

Он: "Но он ведь будет расти, не правда ли?"

Я: "Да, конечно... Но когда он вырастет, он все таки не будет походить на твой".

Он: "Это я знаю. Он будет такой, как теперь, только больше".

Я: "В Гмундене тебе было любопытно видеть, как мама раздевается?"

Он: "Да, и у Анны, когда ее купали, я видел маленький Wiwiniacher".

Я: "И у мамы?"

Он: "Нет!"

Я: "Тебе было противно видеть мамины панталоны?"

Он: "Только черные, когда она их купила, и я их увидел и плюнул. А когда она их надевала и снимала, я тогда не плевал. Я плевал тогда потому, что черные панталоны черны, как Lumpf, а желтые - как wiwi, и когда я смотрю на них, мне кажется, что нужно делать wiwi. Когда мама носит панталоны, я их не вижу, потому что сверху она носит платье".

Я: "А когда она раздевается?"

Он: "Тогда я не плюю. Но когда панталоны новые, они выглядят как Lumpf. А когда они старые, краска сходит с них, и они становятся грязными. Когда их покупают, они новые, а когда их не покупают, они старые".

Я: "Значит, старые панталоны не вызывают в тебе отвращение?"

Он: "Когда они старые, они ведь немного чернее, чем Lumpf, не правда ли? Немножечко чернее" .

Я: "Ты часто бывал с мамой в клозете?"

Он: "Очень часто".

Я: "Тебе там было противно?"

Он: "Да... Нет!"

Я: "Ты охотно присутствуешь при том, когда мама делает wiwij или Lumpf?"

Он: "Очень охотно".

Я: "Почему так охотно?"

Он: "Я этого не знаю".

Я: "Потому что ты думаешь, что увидишь Wiwimacher?"

Он: "Да, я тоже так думаю".

Я: "Почему ты в Лайнце никогда не хочешь идти в клозет?" (В Лайнце он всегда просит, чтобы я его не водил в клозет. Он один раз испугался шума воды, спущенной для промывания клозета.)

Он: "Потому что там, когда тянут ручку вниз, получается большой шум".

Я: "Этого ты боишься?"

Он: "Да!"

Я: "А здесь, в нашем клозете?"

Он: "Здесь-нет. В Лайнце я пугаюсь, когда ты спускаешь воду. И когда я нахожусь в клозете и вода стекает вниз, я тоже пугаюсь".

 

 ... 8 9 10 11 12 ... 

 

 психология психоанализ психотерапия

Аренда офиса 645 Бизнес центр Крылатский 2 krylatskyi-2.caos.ru.