В Библиотеку →  

 

 

 ... 7 8 9 10 11 ... 

 

Отец, быть может, во многих пунктах производит свои исследования без успеха; но во всяком случае нисколько не вредно ближе познакомиться с подобной фобией, которой мы охотно давали бы названия по ее новым объектам. Мы таким образом узнаем, насколько, собственно говоря, эта фобия универсальна. Она направлена на лошадей и на экипажи, на то, что лошади падают и кусаются, на лошадей с особенными признаками, на возы, которые сильно нагружены. Как нам удается узнать, все эти особенности происходят оттого, что страх первоначально относился не к лошадям и только вторично был перенесен (транспонирован) на них и фиксировался в тех местах комплекса лошадей, которые оказывались подходящими для известного переноса. Мы должны особенно высоко оценить один существенный факт, добытый исследованием отца. Мы узнали действительный повод, вызвавший появление фобии. Это - момент, когда мальчик видел, как упала большая ломовая лошадь, и во всяком случае одно из толкований этого впечатления, подчеркнутое отцом, указывает на то, что Ганс тогда ощущал желание, чтобы его отец также упал - умер. Серьезное выражение во время рассказа как бы соответствует этой бессознательной идее. Не скрывается ли за этим и другая мысль? И что же означает этот шум, производимый ногами?

"С некоторого времени Ганс играет в комнате в лошадки, бегает, падает, топает ногами, ржет. Один раз он подвязывает себе мешочек, как бы мешок для корма. Несколько раз он подбегает ко мне и кусает".

Таким образом, он принимает последние толкования более решительно, чем он может сделать это на словах. Но при этом меняются роли, так как эта игра служит фантазии, основанной на желании. Следовательно, он - лошадь, он кусает отца, а в остальном он отождествляет себя с отцом.

"В последние два дня я замечаю, что Ганс самым решительным образом выступает против меня, хотя без дерзости, а скорее шаловливо. Не оттого ли это, что он больше не боится меня - лошади?

6 апреля. После обеда я и Ганс находимся перед домом. При появлении лошадей я каждый раз спрашиваю, не видит ли он у них "черного у рта". Он каждый раз отвечает на это отрицательно. Я спрашиваю, как именно выглядит это черное; он говорит, что это черное железо. Таким образом, мое первое предположение, что это толстый ремень в упряжи ломовых лошадей, не подтверждается. Я спрашиваю, не напоминает ли это "черное" усы; он говорит: только цветом. Итак, я до сих пор не знаю, что это на самом деле.

Страх становится меньше. Он решается на этот раз подойти к соседнему дому, но он быстро возвращается, когда слышит издали приближение лошадей. Если воз проезжает и останавливается у нашего дома, он в страхе бежит домой, так как лошадь топает ногой. Я спрашиваю его, почему он боится, быть может, его пугает то, что лошадь так делает (при этом я топаю ногой). Он говорит:

"Не делай же такого шума ногами!" Сравни с его словами по поводу падения лошади в омнибусе.

Особенно пугается он, когда проезжает мебельный фургон. Он тогда вбегает в комнаты. Я равнодушно спрашиваю его: "Разве мебельный фургон не выглядит точно так же, как омнибус?"

Он ничего не отвечает. Я повторяю вопрос. Тогда он говорит: "Ну конечно, иначе я не боялся бы мебельного фургона".

7 апреля. Сегодня я опять спрашиваю, как выглядит "черное у рта" лошади. Ганс говорит: "Как намордник". Удивительно то, что за последние три дня ни разу не проезжала лошадь, у которой имелся бы подобный "намордник". Я сам ни разу не видел подобной лошади во время прогулок, хотя Ганс настаивал на том, что такие лошади существуют. Я подозреваю, что ему действительно толстый ремень у рта напомнил усы и что после моего толкования и этот страх исчез.

Улучшение состояния Ганса становится более прочным, радиус круга его деятельности, считая наши ворота центром, становится все больше. Он решается даже на то, что до сих пор было невозможно,- перебежать на противоположный тротуар. Весь страх, который остался, связан только с омнибусом, и смысл этого страха мне во всяком случае еще не ясен.

9 апреля. Сегодня утром Ганс входит, когда я, обнаженный до пояса, умываюсь.

Ганс: "Папа, ведь ты красивый, такой белый!"

Я: "Не правда ли, как белая лошадь?"

Ганс: "Только усы черные. Или, может быть, это черный намордник?"

Я рассказываю ему, что я вчера вечером был у профессора, и говорю: "Он хотел бы еще кое что узнать",- на что Ганс замечает: "Это мне ужасно любопытно".

Я говорю ему, что знаю, при каких обстоятельствах он подымает шум ногами. Он прерывает меня: "Не правда ли, когда я сержусь или когда мне нужно делать Lumpf, а хочется лучше играть". (Когда он злится, он обыкновенно топает ногами. Делать Lumpf означает акт дефекации. Когда Ганс был маленьким, он однажды, вставая с горшочка, сказал: "Смотри - Lumpf". Он хотел сказать Strumpf (чулок), имея в виду сходство по форме и по цвету. Это обозначение осталось и до сих пор. Раньше, когда его нужно было сажать на горшок, а ему не хотелось прекратить игру, он обыкновенно топал ногами, начинал дрожать и иногда бросался на землю.)

"Ты подергиваешь ногами и тогда, когда тебе нужно сделать wiwi, а ты удерживаешься, потому что предпочитаешь играть".

Он: "Слушай, мне нужно сделать wiwi",- и он как бы для подтверждения выходит".

Отец во время его визита ко мне спрашивал меня, что должно было напоминать Гансу подергивание ногами лошади. Я указал ему на то, что это может напоминать Гансу его собственную реакцию задерживаемого позыва к мочеиспусканию. Ганс подтверждает это тем, что у него во время разговора появляется позыв, и он указывает еще и другие значения "шума, производимого ногами".

"Затем мы идем за ворота. Когда проезжает воз с углем, он говорит мне: "Слушай, угольный воз тоже наводит на меня страх".

Я: "Быть может, потому, что он такой же большой, как омнибус?"

Ганс: "Да, и потому, что он сильно нагружен, и лошадям приходится так много тянуть, и они легко могут упасть. Когда воз пустой, я не боюсь". Все это соответствует действительности".

И все же ситуация довольно неясна. Анализ мало подвигается вперед, и я боюсь, что изложение его скоро может показаться скучным для читателя. Но такие темные периоды бывают в каждом психоанализе. Вскоре Ганс, совершенно неожиданно для нас, переходит в другую область.

"Я прихожу домой и беседую с женой, которая сделала разные покупки и показывает их мне. Между ними - желтые дамские панталоны. Ганс много раз говорит "пфуй", бросается на землю и отплевывается. Жена говорит, что он так делал уже несколько раз, когда видел панталоны.

Я спрашиваю: "Почему ты говоришь "пфуй"?"

Ганс: "Из за панталон".

Я: "Почему? Из за цвета, потому что они желтые и напоминают тебе wiwi или Lumpf?"

Ганс: "Lumpf ведь не желтый, он белый или черный". Непосредственно за этим: "Слушай, легко делать Lumpf, когда ешь сыр?" (Это я ему раз сказал, когда он меня спросил, почему я ем сыр.)

Я: "Да".

Ганс: "Поэтому ты всегда рано утром уже идешь делать Lumpf. Мне хотелось бы съесть бутерброд с сыром".

Уже вчера, когда он играл на улице, он спрашивал меня: "Слушай, не правда ли, после того как много прыгаешь, легко делаешь Lumpf?" Уже давно действие его кишечника связано с некоторыми затруднениями, часто приходится прибегать к детскому меду и к клистирам. Один раз его привычные запоры настолько усилились, что жена обращалась за советом к доктору Л. Доктор высказал мнение, что Ганса перекармливают, что соответствует действительности, и посоветовал сократить количество принимаемой им пищи, что сейчас же вызвало заметное улучшение. В последние дни запоры опять стали чаще.

После обеда я говорю ему: "Будем опять писать профессору",- и он мне диктует: "Когда я видел желтые панталоны, я сказал "пфуй", плюнул, бросился на пол, зажмурил глаза и не смотрел".

Я: "Почему?"

Ганс: "Потому что я увидел желтые панталоны, и когда я увидел черные панталоны, я тоже сделал что то в этом роде. Черные это тоже панталоны, только они черные (прерывает себя). Слушай, я очень рад; когда я могу писать профессору, я всегда очень рад".

Я: "Почему ты сказал "пфуй"? Тебе было противно?"

Ганс: "Да, потому что я их увидел. Я подумал, что мне нужно делать Lumpf".

Я: "Почему?"

Ганс: "Я не знаю".

Я: "Когда ты видел черные панталоны?"

Ганс: "Однажды давно, когда у нас была Анна (прислуга), у мамы, она только что принесла их после покупки домой".

(Это подтверждается моей женой.)

Я: "И тебе было противно?"

Ганс: "Да".

Я: "Ты маму видел в таких панталонах?"

Ганс: "Нет".

Я: "А когда она раздевалась?"

Ганс: "Желтые я уже раз видел, когда она их купила" (противоречие! - желтые он увидел впервые, когда она их купила). "В черных она ходит сегодня (верно!), потому что я видел, как она их утром снимала".

Я: "Как? Утром она снимала черные панталоны?"

Ганс: "Утром, когда она уходила, она сняла черные панталоны, а когда вернулась, она еще раз одела себе черные панталоны".

Мне это кажется бессмыслицей, и я расспрашиваю жену. И она говорит, что все это неверно. Она, конечно, не переодевала панталон перед уходом.

Я тут же спрашиваю Ганса: "Ведь мама говорит, что все это неверно".

Ганс: "Мне так кажется. Быть может, я забыл, что она не сняла панталон. (С неудовольствием.) Оставь меня, наконец, в покое".

К разъяснению этой истории с панталонами я тут же должен заметить следующее: Ганс, очевидно, лицемерит, когда притворяется довольным, собираясь говорить на эти темы. К концу он отбрасывает свою маску и становится дерзким по отношению к отцу. Разговор идет о вещах, которые раньше доставляли ему много удовольствия и которые теперь, после наступившего вытеснения, вызывают в нем стыд и даже отвращение. Он даже в этом случае лжет, придумывая для наблюдавшейся им перемены панталон у матери другие поводы. На самом деле снимание и одевание панталон находится в связи с комплексом дефекации. Отец в точности знает, в чем здесь дело и что Ганс старается скрыть.

"Я спрашиваю свою жену, часто ли Ганс присутствовал, когда она отправлялась в клозет. Она говорит: "Да, часто он хнычет до тех пор, пока ему это не разрешат; это делали все дети".

Запомним себе хорошо это вытесненное уже теперь удовольствие видеть мать при акте дефекации.

"Мы идем за ворота. Ганс очень весел, и когда он бегает, изображая лошадь, я спрашиваю: "Послушай, кто, собственно говоря, вьючная лошадь? Я, ты или мама?"

Ганс (сразу): "Я, я - молодая лошадь".

В период сильнейшего страха, когда страх находил на него при виде скачущих лошадей, я, чтобы успокоить его, сказал: "Знаешь, это молодые лошади - они скачут, как мальчишки.- Ведь ты тоже скачешь, а ты мальчик". С того времени он при виде скачущих лошадей говорит: "Это верно - это молодые лошади!"

Когда мы возвращаемся домой, я на лестнице, почти ничего до думая, спрашиваю: "В Гмундене ты играл с детьми в лошадки?"

Он: "Да! (Задумывается.) Мне кажется, что я там приобрел мою глупость".

Я: "Кто был лошадкой?"

Он: "Я, а Берта была кучером".

Я: "Не упал ли ты, когда был лошадкой?"

Ганс: "Нет! Когда Берта погоняла меня - но! - я быстро бегал, почти вскачь" .

Я: "А в омнибус вы никогда не играли?"

Ганс: "Нет - в обыкновенные возы и в лошадки без воза. Ведь когда у лошадки есть воз, он может оставаться дома, а лошадь бегает без воза".

Я: "Вы часто играли в лошадки?"

Ганс: "Очень часто. Фриц (тоже сын домохозяина) был тоже однажды лошадью, а Франц кучером, и Фриц так скоро бежал, что вдруг наступил на камень, и у него пошла кровь".

Я: "Может быть, он упал?"

Ганс: "Нет, он опустил ногу в воду и потом обернул ее платком" .

Я: "Ты часто был лошадью?"

Ганс: "О, да".

Я: "И ты там приобрел глупость?"

Ганс: "Потому что они там всегда говорили "из за лошади" и "из за лошади" (он подчеркивает это "из за"-wegen); поэтому я и заполучил свою глупость" .

Некоторое время отец бесплодно производит исследования по другим путям.

Я: "Дети тогда рассказывали что нибудь о лошади?"

Ганс: "Да!"

Я: "А что?"

Ганс: "Я это забыл".

Я: "Может быть, они что нибудь рассказывали о ее Wiwimacher'e?"

Ганс: "О, нет!"

Я: "Там ты уже боялся лошадей?"

Ганс: "О, нет, я совсем не боялся".

Я: "Может быть, Берта говорила о том, что лошадь..."

Ганс (прерывая): "Делает wiwi? Нет!"

 

 ... 7 8 9 10 11 ... 

 

 психология психоанализ психотерапия